Справочно-информационная газета «Возглас»
ГЛАВНАЯ
О НАС
РАСПРОСТРАНЕНИЕ
ПОИСК
 
Свежий номер!
Наши контакты
Вся контактная информация находится на новой версии сайта!
ГЛАВНАЯ / АРХИВ НОМЕРОВ / Возглас № 17-18 / Формула неповторимости
Формула неповторимости
В России разработан уникальный метод, способный кардинально изменить практику  реставрации живописных произведений и научной идентификации их авторства.  Его создатель -  Наталья Кастальская-Бороздина – штатный художник-реставратор Свято-Троице Сергиевой Лавры. Не будучи математиком, она сумела найти простую и изящную цифровую формулу авторского колера. А помогли ей в этом…- Святитель Николай Мирликийских Чудотворец и Иоганн Вольфганг Гете.
 
Мы сидим дома у Натальи Кирилловны, пьем зеленый чай и смотрим диковинные картинки, которые она раскладывает по столу. Эта обаятельная женщина – правнучка заслуженного актера Императорских  театров, друга Ф.И.Шаляпина, - Владимира Александровича Бороздина. Одна ее бабушка была балериной «Мариинки», другая – схимонахиней. В ее роду есть еще три монахини и брат-архимандрит Свято-Троице Сергиевой Лавры - отец Алипий, и, наконец, отец – заслуженный художник РСФСР Кирилл Кастальский-Бороздин.
А сама Наталья Кирилловна - автор двух изобретений и трех патентов - член Союза писателей России, поэт. Будучи химиком-технологом по образованию, она работала научным сотрудником «Менделеевки», исследуя  противо-опухолевую активность препаратов во Всесоюзном Онкологическом Центре. А однажды, неожиданно для себя, пришла в мастерскую на «Кадашах» к знаменитому реставратору Евгении Михайловне Кристи, которая посвятила ее в тайны реставрации станковой живописи.
На столе у реставратора Кастальской - компьютерные картограммы иконы Св. Николая Чудотворца. Эта служебная лаврская икона – памятник северного письма 17-го века. А на картограммах – ее увеличенные фрагменты с причудливыми круговыми разводами, похожими на географические изображения горных высот. Что это?
- Виртуальная интерпретация изображения, - говорит  Кастальская, - с помощью которой удалось идентифицировать не только авторское письмо, но и отличить работу одного реставратора от другого.
Но пришло это, разумеется, не сразу. Вначале, как водится, был упорный труд и… озарение.
 
Треугольный колер
Пять лет назад Реставрационный Совет поручил реставрацию этой иконы Наталье Кирилловне. Но при ее беглом осмотре она сразу заподозрила неладное и попросила задание еще и на компьютерное исследование состояния красочного слоя. Правда, тогда она не представляла себе толком чем, собственно, сможет ей помочь компьютер?
- На профессиональном языке такое состояние живописи называется «руинным», - продолжает Кастальская. – Утраты возникли в процессе ее раскрытия из-под записи в результате использования первым реставратором сильнодействующего растворителя: я думаю, нашатырного спирта. Этим же объясняется и сильная пожухлость остатков авторского письма, которые позднее почти сплошь были прописаны вторым «реставратором», да так, что теперь вместо памятника 17-го века мы получили суррогат, неизвестно, к какому времени относящийся. Вообще, случаи такой варварской реставрации – далеко не редкость: их можно встретить и на прилавках антикварных магазинов, и в частных галереях, и, что особенно удручает, в храмах. 
Итак, образу Святителя Николая требовалась серьезная, хорошо аргументированная научная экспертиза. Наталья Кирилловна понимала, что в тот момент таковая попросту отсутствовала. Ее нужно было создавать, что называется, «с нуля».
После многих месяцев мучительного поиска и параллельного освоения компьютерных графических программ к  реставратору «постучалось» решение. Из тех, что лежат на поверхности, но мимо них почему-то проходят.   
 – Однажды, рассматривая икону, - говорит Наталья Кирилловна, - я вспомнила про знаменитый «цветовой треугольник» Гете. Как известно, великий поэт и естествоиспытатель в своей «Теории цвета» утверждал, что любой цвет можно составить из трех основных цветов: красного, желтого и синего. А еще мне вспомнилась читанная когда-то классическая книга «Искусство цвета» Йоханнеса Иттена. Этот швейцарский живописец и теоретик искусства предположил, что у каждого человека есть свое субъективное восприятие цветов. Это касается и выбора художником оттенков краски - колера и сугубо индивидуального восприятия красок каждым зрителем картины.
И тогда я решила пойти от «обратного». Просто взяла и в RGB-профиле стандартной компьютерной программы виртуально разложила колер на три составляющих. То есть не составила сложный цвет из трех простых, как у Гете - а наоборот. В принципе, аналогичное матричное деление цвета используется, скажем, в телевизионной развертке.  Но к описанию живописи его просто не догадывались  применить. А в процессе подобного описания явилось и строго научное доказательство того, что авторский колер неповторим.
Это доказательство Кастальской-Бороздиной, равно как и сам способ ее компьютерного анализа цвета был признан в Роспатенте новаторским. За что она и получила свой первый патент. Еще год исследовательница потратила на разработку практической методики применения этого открытия.  В результате - еще один патент на «Способ исследования состояния красочного слоя живописного произведения культуры на предмет подлинности и сохранности».
 
Метод Кастальской-Бороздиной не имеет аналога в мире. Эксперты патентного ведомства, проводившие поиск, не нашли ничего подобного за последние полвека ни в одной стране. Причем, это относится не только к иконописи, но и вообще к любому живописному произведению культуры.
 
Цифры не соврут.
Используя этот «Способ», специалист теперь в состоянии не только объективно отличить подлинное письмо от записи, но и доказательно идентифицировать фрагменты живописи, принадлежащие кисти разных тонировщиков или поновителей. Вдумайтесь: способ Кастальской-Бороздиной позволяет провести «цифровую сертификацию» любого живописного произведения. Это похоже на привычные уже всем штрих-коды на товарах. Только в данном случае они содержат в скрытом виде – не цену, а полную информацию о красочном слое картины на момент исследования.
Другая разновидность цифрового анализа цвета по Кастальской - диаграммы. В ходе сравнительной экспертизы они позволяют легко и точно определить место и характер любого, самого незначительного изменения, случившегося с изображением. Например, осыпание красочного слоя из-за плохого хранения, транспортировки картины. Или же – в результате реставрации.
Цифры анализа, конечно, не способны передать божественное вдохновение художника. Но им под силу точно распознать индивидуальный цветовой «язык», на котором говорил автор, и выявить вкрапленные в него поздние «фразы» из другого языка. Спрашиваю Наталью Кирилловну:
- Получается, что любой человек, используя ваш метод, может стать экспертом по живописи?
- Любой пользователь компьютера, в состоянии, если его обучить, выполнить лишь техническую часть исследования. Но заключительное слово по результатам компьютерной диагностики, конечно, будет за высокопрофессиональными реставраторами и искусствоведами. Просто у них в руках оказывается совершенно объективный, если хотите -  юридически значимый инструмент. 
Собственно, ради этого – в помощь реставраторам я способ и разрабатывала.
 
Несколько лет назад в Третьяковской галерее Реставрационный Совет обвинил одного реставратора в нанесении утраты иконе 17-века: якобы тот при ее раскрытии из-под записи счистил авторские румяна до подложки. Разгорелся скандал, дошедший до Министерства культуры. «Третьяковцы» вызвали «третейских» экспертов, которые опровергли мнение коллег из Совета. В итоге все разошлись при своем мнении. А реставратор, получив душевную травму, так и остался в двойственном положении... И вот теперь, используя метод Кастальской, можно было бы поставить точку в этом споре.
 
Состоится ли «революция» подлинников?
Сегодня Наталья Кирилловна получила свой третий патент – на «Способ идентификации автора живописного произведения культуры». Его уже в полной мере можно назвать «математическим». Ведь он базируется на выведенном ей уравнении, которое учитывает личные особенности восприятия колера зрителем. Другими словами, позволяет вводить при идентификации произведения поправки на «индивидуальный взгляд».
Удивительно: математики уже давно пытаются вывести подобную формулу, но она открылась химику по образованию, реставратору по профессии и православному человеку, поэту - по душе.
- Задача идентификации автора, – говорит Наталья Кирилловна, - зачастую головоломка и для крупных специалистов. Но теперь, если у вас есть в распоряжении хотя бы одна картина мастера, авторство которой доказано, то, используя этот второй мой способ, можно будет точно ответить - принадлежит ли другая работа его кисти или нет. В том числе – подлинник перед вами или копия. Для этого не нужен ни сложный химический анализ, ни рентген, ни микроскоп. Достаточно цифровой фотокамеры и «персоналки» с набором программ.
 
Проблема подлинников и копий произведений живописи, а также их спорного авторства в музейном мире сегодня весьма остра. Достаточно вспомнить о том, что на сегодня доказано авторство всего двухсот полотен В. Маковского, в то время как в экспозициях музеев  их выставляется около 2000. Невероятное, явно превышающее человеческие возможности количество экспонируемых полотен приписывается кисти Айвазовского...
 
Получается, что, не отходя от рабочего стола, используя лишь компьютер и Интернет отныне можно не только создать «цифровой паспорт» картины, находящейся в любой точке земного шара, но и провести ее экспертизу! Ведь для такой экспертизы нужно лишь  получить ее цифровой снимок по электронной почте. Конечно, до этого должна быть проведена повсеместная цифровая идентификация памятников изобразительного искусства и создан некий виртуальный банк данных мировой живописи. А ведь речь идет еще о юридически приемлемом инструменте определения ответственности за утраты или подмены.
В искусствоведческих «кулуарах» давно уже поговаривают, что после выставок за границей в Россию вместо иных подлинников возвращаются копии картин…
- Я думаю, уже давно назрела необходимость в открытии «Всероссийского центра научной экспертизы живописи», - размышляет Кастальская. - Такой центр должен решить  важнейшую государственную задачу: создать единую мобильную базу данных по всем живописным памятникам культуры России. Он же возьмет на себя роль компетентного ответчика на подобные вопросы, время от времени будоражащие наше общество. Вот тогда не будет ни кривотолков, ни махинаций!
Состоится ли глобальная цифровая «перепись» шедевров живописи? Только представьте себе, сколько сюрпризов нас ожидает в мировых галереях и частных коллекциях картин, если подобная экспертиза пойдет в мир! Скорее всего, у этого метода найдется немало влиятельных «интересантов – наоборот». Проще всего замолчать неудобное открытие...
Очевидно, что, обладая приоритетом на компьютерную идентификацию живописи, Россия могла бы получить немало материальных и моральных выгод. Не говоря уже о сохранении собственной культуры.
 
Андрей Самохин
 
ВК УзорочьеЦветики.руМеждународный фонд славянской письменности и 
культуры Яндекс цитирования
Создание, оформление и программирование сайта - Илья и веб-студия Vinchi